БЛАГОДАТНАЯ ПОЧВА

Город и горожане Просмотров: 187

Семья, построенная на глубокой любви, крепких нравственных устоях и взаимном уважении, способна преодолеть любые жизненные трудности и невзгоды. Яркий пример – чета Коблевых из поселка Ахинтам.

Жизнь, не признающая условностей, зачастую слишком вольно относится ко многим привычным для нас вещам и кажущимся незыблемыми законам. Оттого и имеет обыкновение выписывать самые неожиданные пируэты, так или иначе влияющие на судьбы отдельных людей. Нальбий Шихамизович Коблев и Анна Ивановна Пархоменко, которые много лет назад познакомились, на первый взгляд, благодаря чистейшей случайности, в слепое провидение не верят. Быть вместе, мол, им судьбой было предопределено – на роду написано. Вот и получилось у них, как на счастливой дороге жизни, где и невозможное возможно – даже параллельные линии однажды пересекаются.


– Как-то проходил мимо спортивной площадки, где студентки в волейбол играли. Пущенный кем-то сильно мяч, перелетев через ограду, упал прямо мне под ноги. Я его поднял и отдал подбежавшей девушке, – в рассказе внешне всегда серьезного и невозмутимого Нальбия Шихамизовича Коблева появляются теплые, эмоциональные нотки. – Этой красавицей-спортсменкой была Аня. С того памятного момента все и началось…
Вот и не верь после этого в земную природу самых неожиданных сюжетных линий, которые подкидывает нам судьба – любой сценарист сериала обзавидуется. Если бы не эта история, как сложилась бы жизнь двух, казалось, совершенно чужих и разных молодых людей. Кто знает! Он – шапсуг из аула Блечепсин Кошехабльского района Адыгеи, где в те годы жила и работала семья Коблевых. Она – украинка с хутора Поздневка Ростовской области. Что общего между ними? Что склеило крепко-накрепко две совершенно непохожие судьбы в единый и крепкий корень?
– Мы учились в одном вузе – Новочеркасском инженерно-мелиоративном институте, но на разных факультетах, – вспоминает Анна Ивановна. – Нальбий готовился стать лесным техником, я – экономистом. Жили в одном общежитии. Познакомились, год встречались, изучали друг друга. Потом как-то само собой решили создать семью, быть вместе на всю жизнь.
Некоторое время Нальбий, получивший диплом специалиста в сфере лесного хозяйства, проработал на опытной мелиоративной станции в Новочеркасске – сначала младшим научным сотрудником, затем – главным инженером. Но зов крови напоминал о себе – все эти годы он не знал покоя, безудержно мечтал вернуться домой – в сочинский поселок Ахинтам, ближе к родителям, братьям и сестрам.
Дорога к родным пенатам была нелегкой – как примут невестку отец и мать? Переживал, что скажут родственники, весь большой род Коблевых?
– Я знала, что ехала в совершенно другой мир, живущий по своим, непривычным для меня законам, – делится воспоминаниями Анна Ивановна. – Готовили меня к непростой встрече и мои родственники – мол, куда ты собралась, зачем это тебе нужно, ты даже не знаешь, что тебя там ждет! Конечно, всякое тогда лезло в голову, но мы были молоды, любили друг друга, у нас уже росла дочка – ради всего этого я была готова перенести любые испытания.
Больше всего в те дни, признается Анна Ивановна, пугало предстоявшее знакомство с самой старшей представительницей древнего рода Коблевых – бабушкой Нальбия по имени Сальмет. Она была человеком мудрым, волевым, уважаемым, жила в горном ауле Большое Псеушхо Туапсинского района, откуда родом все Коблевы, умерла в возрасте 94 лет. От ее слова зависело если не все, то очень многое, в том числе и в отношении молодой невестки с далекого Дона, которая собиралась жить среди черкесов.
– Я ждала поездки в Большое Псеушхо с огромным волнением, – рассказывает Анна Ивановна. – За первые дни, проведенные в Ахинтаме, уже была наслышана о бабушке Сальмет, поэтому сердце билось учащенно, просто места себе не находила. Буквально накануне визита в аул мы с Нальбием попали в автомобильную аварию. Поздно ночью в тяжелом состоянии из Туапсе меня отвезли в Большое Псеушхо, в тот самый дом, куда я должна была впервые войти в статусе молодой невестки. Наутро открываю глаза – вижу старушку, несущую в руках поднос с едой. Эта была та самая Сальмет, которую я так боялась. Представляете, не невестка оказывала знаки внимания старшему человеку, как это принято у адыгов, а она, уже в годах женщина, пришла, чтобы поухаживать за мной! Я была потрясена этим. Сальмет присела рядом и нежно, по-матерински, погладила по голове. С того дня мы подружились, много лет прожили душа в душу. Я очень-очень благодарна ей за все.
Мудрая Сальмет, в честь которой позже была названа внучка Нальбия и Анны, научила русскую невестку, с любовью принятую в древнем адыгском роду, самым главным вещам в жизни. Перво-наперво: ничего не бояться. Второе: самое важное для человека – его семья. Третье: не знаешь, как поступить в незнакомой обстановке, смотри, что делают другие, и повторяй.
Это сейчас, по прошествии более сорока пяти лет, Анна Ивановна научилась относиться к жизни философски и может смело дать фору многим своим односельчанкам адыгских кровей – всегда почтительна, уважительна к старшим, местные законы и традиции великолепно знает, шапсугский диалект неплохо освоила. А в те годы именно моральная поддержка бабушки Сальмет, с благодарностью говорит супруга Нальбия Коблева, помогла ей занять свое достойное место в новой для себя жизни. Как родную приняли ее и другие родственники мужа – лучшую невестку, вполне искренне считают они, еще поискать нужно.
Нальбий окунулся с головой в работу. Более десяти лет он трудился в совхозе "Победа", преодолев нелегкий путь от простого рабочего до директора предприятия. Еще пятнадцать, до ухода на пенсию, посвятил решению повседневных социально-экономических и хозяйственных проблем здешних сел и аулов в качестве главы администрации Кичмайского сельского округа.
– Труд этот очень сложный и неблагодарный, – считает Нальбий Шихамизович. – Проблем год от года становится все больше, люди ждут от нас реальных изменений, а сделать что-либо удается не так часто, как хотелось бы. Но и то, что сделать за это время успели – газифицировали несколько населенных пунктов, решили вопросы электрификации и телефонизации села, считаю большим успехом всего коллектива администрации округа.
Чета Коблевых вырастила двух дочерей. Старшую, Лидию, утверждает Нальбий, он назвал в честь сестры. Хотя… Лидией зовут и маму Анны – вот и пойди разберись. Когда на свет появилась Марета, над выбором имени родители голову тоже долго не ломали – оно нравилось и отцу, и матери. Детей всегда воспитывали вместе, проблемы, выпадающие на долю любой семьи, решали сообща. Анна Ивановна успевала везде – работала бухгалтером, экономистом, хлопотала по хозяйству. Более десяти лет также трудилась методистом по экологическому просвещению в экологическом центре Головинского лесничества.
– Нальбий, будучи лесным техником по специальности, в этой области не проработал ни одного дня, а я, экономист, теперь лучше него в лесном деле разбираюсь, – весело подначивает супруга Анна Ивановна.
Неожиданно тихое спокойствие дома Коблевых с его размеренным и неспешным ритмом жизни буквально взрывается звонким гулом веселых голосов – внуки приехали проведать бабушку и дедушку. Их у счастливой четы Коблевых уже пятеро.
– Это наш золотой клад! – гордо признаются Нальбий и Анна. – Наша радость, гордость, вся наша жизнь. Разве может быть иначе?!
Такая вот непрерывная связь времен, крепкая нить поколений, являющаяся благодатной почвой для сохранения важнейших духовных ценностей любого народа. Говорят, в смешанных семьях дети талантливые, а внуки счастливые. Пусть и семья Коблевых не станет исключением!

 

Анзор НИБО.
Фото из архива автора.

Печать