Учиться жизни нужно у природы

Город и горожане Просмотров: 141

Копия_Осман_Хахо.JPGМудрость поколений, оптимизм, трудолюбие и бодрость духа – важнейшие слагаемые долголетия, которым старейшина аула Хаджико, потомственный пчеловод Осман Аисович Хахо, неукоснительно следовал до самых последних своих дней. И был вполне счастлив прожитым.

Людям свойственно ошибаться. Зачастую, объятые непомерной гордыней, мы пытаемся присвоить себе эксклюзивное, то есть исключительное право на открытие. Но если внимательно присмотреться ко всему, к чему мы все так упорно шли годами, а то и столетиями, наверняка увидишь главное: все это уже было ранее создано природой, о материнской роли которой в своей истории и судьбе люди почему– -то стали забывать. Яркий пример – устройство человеческого общества, социальные роли индивидов, механизм действия его законов. Присмотритесь как-нибудь к обычной пчелиной семье – и все сразу станет понятно. Жизнь обычного пчелиного улья и есть наглядный макет существования нашего общества. Тот, кто познал эти извечные законы бытия, всегда найдет общий язык с пчелами. А уж с людьми и подавно.
Когда знатоки начинают вспоминать специалистов-профессионалов, внесших особый вклад в развитие пчеловодства в Сочи, имя Османа Хахо, старейшины из аула Хаджико Лазаревского района, не сомневайтесь, будет названо в числе первых. О нем, о его работе с пчелами даже спустя годы после смерти знает не одно поколение людей, посвятивших свою жизнь этому нелегкому делу.
Они сами редко называют это профессией или просто обыденно работой. Ежедневное общение с пчелами давно стало образом жизни. Многие из них от своих питомцев обычно перенимают самое лучшее. В общении с Османом Аисовичем Хахо это всегда проявлялось особенно ярко. В его словах чувствовалась глубокая жизненная философия, доброжелательность, общительность и размеренность во всем, что он делает. Этому научила и жизнь, которая для большой семьи Хахо чаще была тяжелой. Помогли твердое желание выбиться в люди и стремление стать настоящим, уважаемым в народе человеком. А также, естественно, пчелы, разведением которых Осман занимался с весны 1945 года.
Многие десятилетия обычный календарь с размеренной цикличной сменой дней и недель ему заменял другой – пчелиный, по которому эти трудолюбивые создания, давно прирученные человеком, живут уже не одну тысячу лет. Здесь свои законы: периоды цветения деревьев-медоносов продолжают дни кормления, лечения, разведения, сбора меда и молочка. Все это напоминает вечный замкнутый цикл – работы столько, что дух перевести зачастую некогда. И так более шестидесяти лет, практически без отпусков и выходных. Будучи уже на пенсии, разменяв девятый десяток лет, Осман Хахо постепенно отходил от привычных дел, вел неторопливый образ жизни пенсионера, но душа и сердце его, как признавался маститый пчеловод, были там – в горах, на родной пасеке…
У Османа Аисовича опыт в этом деле был огромнейший, а практические навыки – на зависть многим теоретикам, авторам учебников и пособий по пчеловодству. О любимом деле он рассказывал так, что заслушаешься. Примеров из жизни – во многом поучительных, прозаических по форме и юмористических по сути – у него на целый сборник рассказов наберется. Все это, помноженное на трудолюбие и огромную работоспособность, позволило ему не раз добиваться в пчеловодстве значительных успехов.
– В 1974 году, когда я ушел с должности бригадира совхоза, попросил у начальства самую отсталую пасеку из всех сорока пчелопасек, находившихся в ведении моей бригады. Дали действительно отставшую из отставших, расположенную в районе поселка Хатлапе, – вспоминал в одну из наших встреч несколько лет назад Осман Аисович. – Через четыре года по показателям я занял первое место в своем совхозе.
Вдохновленный успехами, Осман, засучив рукава, с еще большим желанием взялся за любимое дело. Результаты налицо: на счету пчеловода Хахо значились 19 рационализаторских предложений, которые активно используются его коллегами не только в Сочи, но и в других регионах страны. И опыт этот, по признанию специалистов, поистине бесценен. Многие годы по доброй памяти к Осману, в небольшой адыгский аул Хаджико, ехали пчеловоды и ученые даже из-за рубежа. Помимо сугубо практических знаний, старейшина щедро делился с ними глубокой народной мудростью и своей жизненной философией, которую он пронес сквозь многие годы. Главное, подчеркивал он, к делу нужно подходить творчески, с любовью, и пчелы обязательно на добро ответят добром.
– Иностранцы, бывавшие у меня, часто предлагали продать им мои разработки и рационализаторские предложения, – гордо рассказывал старейшина. – Я дарю им просто так – мне пчелы и так уже много дали…
В этом тоже заключалась жизненная мудрость Османа Хахо, почерпнутая у пчел: природа храм, а не мастерская, поэтому принадлежит всем и каждому, кто научился прислушиваться к дыханию родной земли.
…Гордость и трепет, которые охватывают любого адыга, слушающего старинные народные мелодии, трудно поддаются описанию. В них – вся гамма человеческих чувств, чутко откликающихся на звуки, созданные, кажется, самой природой. До сих пор виниловые пластинки, на которых уже с трудом сквозь время можно различить голоса исполнителей и музыкальные инструменты, в любом шапсугском доме сродни самой дорогой реликвии.
Как оказалось, Осман Хахо ко многим из этих звучащих раритетов имел самое непосредственное отношение. Об этой странице из своей богатой на события биографии он вспоминал с особым чувством ностальгии.
– В середине 70-х годов в Москве с большим успехом проходили выступления шапсугской фольклорной группы в составе коллектива "Многонациональный Советский Союз", – рассказывал Осман Аисович. – Концерты, становившиеся ярким калейдоскопом национальных культур, транслировались по центральному телевидению на всю страну, о них многие еще помнят.
Тогда, более полувека назад, пять музыкантов-самородков из Причерноморской Шапсугии смогли привлечь пристальное внимание ученых, критиков и широкой общественности к богатству и многообразию песенного наследия коренного малочисленного народа города Сочи. О каждом из своих партнеров по коллективу Осман всегда вспоминал охотно, говорил долго, тщательно подбирая слова.
При перечислении этих знаменитых имен, на людей, близко знавших этих виртуозов, наверняка нахлынут приятные и волнующие воспоминания – Махмуд Шагуджев, Сафербий Ту, Махмуд Кобж, Бакир Ту, Айса Ачмизов и он, Осман Хахо.
Группа дважды выезжала для грамзаписи в Майкоп и Тбилиси. Танцевальные мелодии, записанные в ту пору, мгновенно разошлись по всему Союзу. Некоторые из них на долгие годы стали долгожданной доброй весточкой с исторической родины, зачастую единственной, которой так не хватало адыгам, разбросанным по всему миру. Записи стали также предметом глубоких исследований специалистов-музыковедов и ныне хранятся во многих архивах, в том числе зарубежных.
– Мне посчастливилось стать организатором нескольких поездок наших музыкантов по стране, – рассказывал Осман Аисович. – Однажды, в 1975 году, мы были приглашены на V съезд композиторов СССР, проходивший в Гаграх. Наша группа и гармонист Махмуд Шагуджев выступили там с огромным успехом – за нас никому краснеть не пришлось. Да и вообще, хорошее и по-настоящему доброе было тогда время…
Он никогда не поддавался унынию и ностальгии – годы не те. Жизнь научила Османа радоваться каждому дню, ценить любое счастливое мгновение. Трудился до изнеможения, отдавал всего себя любимому делу, людям помогал. Постепенно наступило другое время: когда, уйдя на пенсию, можно было позволить себе немного расслабиться, отдохнуть, но ни в коем случае не пятиться назад.

Анзор НИБО.
Фото из архива автора.

Печать