Главная
Вход для пользователей

Просмотр архива
« Ноябрь 2018  
По Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 4
5 6 9 11
12 14 15 16 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Паата Бурчуладзе: “НАДЕЮСЬ НА НОВЫЕ ВСТРЕЧИ С СОЧИНЦАМИ!”

Паата Бурчуладзе: “НАДЕЮСЬ НА НОВЫЕ ВСТРЕЧИ С СОЧИНЦАМИ!”
Четверг, 4 Январь, 2007 - 07:23

Новый гастрольный год в Сочи открывается концертом одного из самых знаменитых басов современности Пааты Бурчуладзе. В Зимнем театре четвертого января впервые в истории курортной столицы России будет петь "второй Шаляпин" (так певца назвал великий немецкий дирижер Герберт фон Караян). Накануне концерта наш корреспондент побеседовал с обладателем высшего в оперном мире звания "каммерзингер".

– В Сочи вы впервые?
– К сожалению. Но город мне очень понравился. Вот собираюсь на Красную Поляну. Предупредили, что там снег, и посоветовали одеться потеплее. Так что извините за мой внешний вид.
– Паата, знакомясь с вашей биографией, складывается впечатление, что Его Величество Случай играет в вашей жизни далеко не последнюю роль.
– Как и в жизни каждого. Важно поймать и не упускать момент удачи. Он наступил с победой в конкурсе имени Чайковского. Один из членов жюри позвонил в Лондон. После этого звонка от лондонского агента в Госконцерт пришел запрос на аудиозапись моего выступления. В результате меня пригласили на прослушивание в "Ковент-Гарден". Спел пробу и тут же получил контракт на премьеру "Аиды" – пел вместе с Лучано Паваротти и Катей Риччарелли. После этого на прослушивание в Зальцбург меня пригласил Караян. Благодаря ему в тот же год я пел в "Дон Жуане" на Зальцбургском фестивале. Петь с оркестром под управлением Герберта фон Караяна – сплошное удовольствие!
– Кто, по мнению "второго Шаляпина", был ключевой фигурой из ваших предшественников?
– Александр Пирогов. Он для меня – идеал оперного певца. Шаляпин – легенда, о нем не спорят. А пение Пирогова – это потрясающая лавина звука и темперамента. Недавно в Японии я купил DVD со знаменитым фильмом "Борис Годунов" с Кривченей, Михайловым, Козловским и Пироговым в роли Бориса. Это чудо!
– Сегодня лучшим Борисом Годуновым оперной сцены называют вас. Но постановок с вашим участием было много. Какая из них больше всего вам нравится?
– Очень люблю нашего с Гергиевым "Бориса" в Мюнхене. Этот современный, но очень чистый спектакль лет десять назад поставил Йоханнес Шааф. Нравится постановка Андрея Тарковского, в которой я пел в “Ковент-Гарден”. Но самое большое удовольствие получил от старого московского "Бориса". Важно, где ты поешь – в данном случае на "месте происшествия".
– На Западе вас воспринимают как грузинского баса или как русского? Существует ли грузинская вокальная школа как нечто самостоятельное?
– На Западе я русский бас. И для меня это лучший комплимент. Грузинская же школа существует, но прежде всего ориентирована на теноров и сопрано, отчасти баритонов. Поэтому я представитель типичной русской басовой школы. В этих традициях меня воспитывали мой главный педагог – профессор Одесской консерватории Евгений Иванов и его супруга, мой главный концертмейстер Людмила Иванова.
– А как же "мировые стандарты"?
– Три года я учился у Джульетты Симионато в Школе усовершенствования при "Ла Скала".
– Что движет мировым оперным механизмом: талант или корпоративные интересы капитала?
– Каждый театр внутри и вокруг себя создает некую команду. Так в любом деле. Театры, между прочим, тоже бывают разные. Где-то на первом плане певец, где-то – дирижерский диктат, где-то – режиссерский. И если диктат дирижера можно назвать приемлемым, то режиссерская тирания, как правило, заканчивается плачевно. Рассказ звезды мировой оперной сцены Марии Гулегиной о том, как двенадцать лет назад в Вене ее заставляли вместо Лизы изображать похотливую проститутку и ложиться перед Германом, по сравнению с тем, что происходит сегодня – детские забавы. По сцене то и дело ходят голые. А декорации, например, "Бала-маскарада" могут представлять собою одиннадцать отрытых дверей… туалета. Много неприглядного бывает и в постановках "Бориса Годунова". В одной из них режиссер решил превратить Годунова в алкоголика. Я, конечно, как мог, смягчил акценты, но сцена, где юродивый передает царю бутылку водки, была просто ужасна.
– Бытует мнение, что театральные критики предвзяты и их оценки зачастую расходятся с мнением "народных масс". Разделяете ли вы такую точку зрения?
– Я за профессиональный подход во всем. Да, певцов без недостатков не бывает. Вспомните хотя бы ту же Каллас. Многое зависит от эмоционального настроя критика. На мой взгляд, самые непрофессиональные критики, как это ни парадоксально, в Италии. На втором месте – Америка. Там статью того или иного критика можно предсказать до спектакля. Другое дело – Германия и, наверное, Англия. В этих странах самые большие мастера своего дела.
– Где сегодня ваш дом?
– Образ моей жизни цыганский, поэтому, отвечая на ваш вопрос, могу сказать: в аэропорту, в театре. Хотя родина, безусловно, Грузия, Тбилиси. Но я там давно не живу. У меня есть квартира в Вене, квартира в Берлине, это удобно для перемещений по Европе.
– Паата, вы посол доброй воли Организации Объединенных Наций. Как смотрите на перспективу налаживания взаимоотношений между Россией и Грузией?
– С оптимизмом. Считаю, что имеет место недоразумение, которое вскоре разрешится к обоюдному удовольствию сторон. Наверное, оно было необходимо, чтобы два наших народа поняли, насколько мы близки друг другу. У нас такая многовековая дружба, такие теплые человеческие отношения! Не могу до конца верить всему, что говорят политики.
После развала СССР я одним из первых вернулся в Россию. С благословения Патриарха Всея Руси Алексия Второго пел в восстановленном храме Христа Спасителя церковные песнопения во время пасхальной службы. Много гастролировал по стране. В последнее время – чаще за рубежом. Но в 2006 году давал концерты в Петербурге, в Сургуте, в Челябинске и других городах. Двадцать седьмого января на один день лечу с концертом в Тюмень. В Грузии в течение года бываю раз пять-шесть. Я основал там благотворительный фонд для детей-сирот. Устраиваю творческие вечера, сборы от которых поступают на счета детских домов. Вот и десятого января в Тель-Авиве мой фонд проводит концерт, вся выручка от которого пойдет на благотворительные цели.
– Как известно, у вас два сына, но ни один из них не пошел по вашим стопам. А как певцом стали вы?
– Я никогда не мечтал о карьере певца и в юности не считал пение серьезным делом. Мой отец был профессором политехнического института, мама – преподавателем английского языка. Но они видели во мне певца. Окончил музыкальную семилетку по классу фортепиано и по настоянию родителей поступил в Тбилисскую консерваторию на отделение вокала. Шесть лет моим педагогом был Олимпий Хелашвили. Кроме того, по собственному желанию учился в вечернем политехе на факультете промышленного и гражданского строительства. То есть я дипломированный строитель.
– Осталось только построить дом и посадить дерево… А ваша супруга поет?
– Нет, Анжела – врач.
– Самый памятный Новый год в вашей жизни?
– В 1978 году я, двадцатитрехлетний студент, попал на стажировку в Италию и на католическое Рождество оказался в Риме, где впервые воочию увидел Папу Римского. Нынешний Новый год встречал в Самаре с друзьями. Причем уже третий год подряд. Мы давно дружим семьями и вместе отмечаем самый семейный праздник года. Если говорить о творческом почине, то наступивший год начинается для меня с баварской постановки оперы "Хованщина" в Мюнхенской опере, где я пою партию Хованского… Надеюсь на новые встречи с сочинцами! Вашим читателям желаю здоровья и удачи и свой первый автограф в Новом году я даю вашей газете!
Иван ТИТОВ.


[ Войдите или зарегестрируйтесь для доступа к комментариям ]

Случайное фото
На церемонии поднятия олимпийского флага

Погода
GISMETEO.RU: погода в г. Сочи


Перепечатка материалов без ссылки на первоиcточник запрещена.